Пришло время говорить открыто. Чтобы однозначно определить причины настояшего финансового кризиса. Чтобы освободиться от страха перед последствиями диагноза.

Пришло время оспорить основы, очевидности, потому что дорога, которой идет наука, ведет в никуда.

Нынешний финансовый кризис, как и история предидущих доказывает, что финансовая политика созданная Федеральной резервной системы (ФРС) приводит только к резкому  имущественному расслоению людей, обществ и народов.

Это приводит к неоколониализму и экономическому рабству людей.

Игра с деньгами, создание задолженных денег и спекуляция валютами и ценными бумагами, создание новых платежных средств, которые являются производимой реальных денег, привели к перехвату власти, реальной власти, группой высокопоставленных финансистов.

Платежные средства, накопленные небольшой группой мировой популяции позволили создать мафии, более грозные, чем известные гангстерские организации.

Способы обложения данью очень изысканные, легальные и перманентные, потому что финансовая мафия действует в глобальном масштабе и распоряжает почти неограниченными средствами, подчинила себе так политиков, как и СМИ и, к сожалению, также академическую науку. Ввела общества в состояние гипноза приводя к тому, что замечая несовершенство системы, в которой мы живем, мы признали ее самой лучшей среди возможных.

Источником богатства этих немногих являются, между прочим, процент от кредитов и ссуды государств, компаний и частных лиц, прибыль из права интеллектуальной собственности, спекуляция на всем возможном и, наконец-то, прибыль монополистических корпораций.

Для всех ученых, которые понимают нынешнюю ситуацию, а также для многих политиков, стало очевидно, что причиной трагичекой ситуации мировых финансов является утверждение парадигмы о товарном характере денег. Парадигмы, которая приводит к тому, что деньги являются предметом торговли, являются очень специфическим товаром, который не стареет, не тратится, зато имеют «порождающие» свойства.

Как отражение товара, умножаются независимо от оригинала.

К счастью, наука начала замечать дихотомию между экономической теорией и практикой. Наука просыпается. Начинает понимать, что парадигмы эпохи недостатка потеряли свою актуальность. Мир изменился. Технологический прогресс ввел нас в эпоху изобилия благ и освободил нас от тяжелой работы. Фундамент экономики изменился. Старые права уже недействительны. Достижения экономических наук имеют лишь исторический характер. Новая ситуация требует создания системы, опирающейся на радикальные, хотелось бы сказать, революционые изменения, требует подвержения сомнению и переоценки основы экономических наук.

Финансово-экономическая система, в которой мы живем не может быть исправлена, потому что она построена на предпосылках, которые потеряли свою действительность. Эпоха недостатка образовала даже такой термин, как бедствие урожая. Сейчас мы живем в перманентном бедствии урожая, Предложение так на пищу, как и основные блага практически неограничено.

Отменяя парадигму о товарном характере денег, отменяем всю структуру, построенную на этой аксиоме.

Деньги не являются товаром. Это абстракт, символ, инструмент, информация о праве потребления с рынка избытков, выработанных другими людьми в обмен на избытки выработанные собой (или роботами).

Каким образом в оторвании от материальной реальности, деньги, которые являются отражением этой реальности, могут умножать право их собственности?

Источником богатства не могут быть деньги. Эпоха рантьеров должна забыться. Надо вернуть деньгам роль посредника обмена и показателя стоимости. Надо отнять деньгам функцию тезауруса. Потому, что накопление денег, создание ценности не из вещи, которой является например золото, только из инструмента, каким являются деньги, приводит к дренажу рынка с того посредника обмена. Нужно сделать мысленный шаг вперед, который начнет перестройку мировой финансовой системы.

В результате изменений, в дефиниции роли денег, пропадет возможность торговли валютами, торговли задолженными деньгами, торговли другими платежными средствами и их производными. Следовательно, исчезнет оборот деньгами и их производными, исчезнет спекуляция. И следовательно, исчезнет оборот деньгами и их производными.

Является ли ликвидация финансовых рынков вообще возможной в настоящих политических и экономических условиях? Не провозглашаю ли я лозунги, которые призывают к революции и кровопролитию?

Нет, нет и еще раз нет. Существует другой путь. Путь всеобщего образования. Путь, в котором наука должна выполнить основную роль. Наука должна дать решающим лицам и политикам инструменты для постройки новой структуры, находящейся рядом с существующей. Структуры, опирающейся на новые парадигмы. Первый шаг уже сделан. Академическая наука подвергнула сомнению правильность и неизбежность экономических прав, которые были сформулированы до сих пор. Непригодность достижений экономических наук в новой ситуации, в Эпоху Изобилия, в эпоху ухода от этоса работы (за нас работают автоматы) – это первый шаг к строительству нового здания, новой системы.

Революция необязательна. Всеобщее образование защитит общество от манипуляции и посмеища – любимой формой уговоров, применяемой продажными и подчиненными СМИ.

В этом процессе роль науки неоценима. Наука должна, во-первых, смирно отказаться от всех теорий, которые оправдывают настоящую рабовладельческую систему, должна также изменить цель – целью экономических наук перестанет быть экономический рост. Целью хозяйствования станет рост чувства благосостояния людей, обществ, народов, человечества. Проекты, модели, симуляции, подсчеты ученых создадут инструменты необходимы политикам для создания права, для создания нового общественного порядка.

Эту новую систему мы построим радом с существующей. Нет потребности в разрушении старых структур. Люди, общества и народы сделают выбор между старыми и новыми решениями.

Создавая НОВОЕ надо выполнить предварительные требования. Я буду их обсуждать на примере Польши.

  1. Вернуть финансовый суверенитет государства.

Финансовая политика ПНБ в первую очередь должна представлять интересы государства. Это означает лишение банков возможности создания денег и восстановление ПНБ роли единственного эмитента и дистрибьютора национальных денег. Новые выпуски должны быть результатом бюджетных портебностей государства, а не, как до тех пор, нажимов Лондонского Сити или результатом необходимости создания валютных резервов.

ПНБ должен уйти от внешне диктованной политики ПЛАНИРОВАННОЙ НЕДОСТАЧИ ДЕНЕГ и забыть о ПУГАЛЕ ИНФЛЯЦИИ.

Целью ПНБ должна быть забота о полной монетизации рынка, т.е. признание парадигмы об экономическом паритете денег. По-моему, учитывая вторичный характер денег по отношению к товару, это право должно звучать таким образом, что полноценный товар (блага) должен быть обеспечен деньгами.

Оферта рынка должна иметь покрытие в реальных деньгах, а не задолженных деньгах.

Каким образом деньги новой эмиссии попадают на рынок? Когда ПНБ решает о новой эмиссии? Без ответа на эти вопросы нельзя понять механизмы, управляющие нашим денежным рынком.

Конец 90-х и начало нашего века отличались значительным ростом стоимости монет и банкнотов польского злотого. Это были средства эмитированы с целью благоустроения деньгами новообразованных банков с заграничным капиталом. Схема была такая – новый банк уплачивал в ПНБ уставной капитал в размере 5 млн. евро, взамен получал эквивалент в злотых из новой эмиссии. Одновременно в Польшу поступали доллары и евро, которые были уплатой за проданное национальное имущество. Эти средства пополняли бюджет государства, также при помощи новой эмиссии. Основалась фондовая биржа в Варшаве, поступали также средства на портфельные инвестиции. Все эти действия имели одну цель – образование валютного резерва. В эти годы платежный баланс в Польше был активный. В 2006 году ситуация стала резко ухудшаться. Валютные резервы стали использовать, главным образом, для зарубежного трансфера прибыли западных компаний. Валютные резервы стали сокращаться. Начали брать кредиты для сохранения платежеспособности. Происходила резкая утечка денег.

Никакая эмиссия новых денег сделана ПНБ непосредственно не пополнила бюджет. Зато поспособствовала резкому росту объема задолженных денег. Росла задолженность государства, предприятий и отдельных граждан.

Вывод приходит сам – эмиссия денег не вытекает из потребностей гоударства и народа, только является результатом потребностей международной отрасли финансов и принятием принципа свободного протока капитала.

  1. Создать юридические основы для введения локальных валют – безпроцентных и не подлежажих обмену.

ПНБ может оставить свои прерогативы для эмиссии денег для локального общества – самоуправлений и дать им право создать локальные деньги.

Локальные деньги, стиммулируя взаимный обмен благами и услугами, производимыми локально, ограничат импорт, ускорят оборачиваемость денег, стимулируют общественные и культурные инициативы.

Предоставление деятельности, финансируемой на эти средства, освобождений или налоговых льгот дополнительно укрепит позицию местных производителей и услугодателей.

В крайних случаях эту деятельность можно поместить в серой экономической зоне. Однако, надо переопределить роль и экономическую пригодность обмена благами в этом обращении и, кажется, переименовать ее в белую зону.

Это решение не является ничем новым, потому что в Польше от подоходноо налога и НДС освобождена вся отрасль экономики – сельское хозяйство. Похожим статусом могла бы пользоваться также «белая зона».

  1. Ввести безусловный основной доход.

В эпоху изобилия, т.е. практически неограниченного предложения на основные блага и автоматизацию производства, приводящую к ликвидации рабочих мест – деньги, представляющие право к получению из ранка товаров или услуг, перестают быть атрибутом сотрудника.

Новая парадигма, признающая право каждого человека к дивиденду, должна звучать, что деньги являются атрибутом потребителя.

Потребителем является каждый человек – каждый человек должен получать бесплатные средства в размере достаточном для удовлетворения основных требований.

Веденная профсоюзами борьба за новые рабочие места должна быть требованием дохода, потому что требование работы является требованием права к достойной жизни. На примере Соединенных Штатов можно определить мировую тенденцию.

Всего лишь 1% работающих и зарабатывающих американцев трудится хозяйством, а 10% находит работу в производстве. Лозунг дешевой рабочей силы все больше и больше теряет свое значение.

  1. Повторно вести переговоры относительно международных договоров, а особенно о свободном движении капитала.

Договоры о свободном движении капитала на практике означают протекание денежного капитала. Выполнение условий этих договоров означает постоянное беднение более слабых экономик, до предела почти полного перехвата национального имущества. Короче говоря, это инструмент колонизации, экономического покорения суверенных государств.

  1. Ввести обмен балют на основе билатеральных договоров, т.е. без участия мировых валют.

Отсутствие объективного показателя стоимости денег способствует произвольной оценке стоимости отдельных валют. В результате развивается спекуляция валютами и крайне неэквивалентный обмен товаров между странами.

Пересчет валют двух торгующих стран без посредничества мировых валют, а опираясь только на факторы, которые обе стороны считают объективными, позволит ускорить введение принципов справедливой торговли.

  1. Объявить кредитную аболицию, т.е. ликвидацию долгов при помощи полной монетизации рынка. Принять парадигму, что «товар должен найти покрытие в деньгах».

Всеобщая аболиция кредитов означает освобождение субъектов от будущих обязательств. Она должна касаться так внутреннего публичного долга, как и долгов предприятий, а прежде всего долгов населения. Настоящая задолженность поляков достигающая 900 млрд. злотых значит, что блага такой стоимости не имеют покрытия в реальных деньгах. Кредитная аболиция не значит, что на рынке появятся дополнительные деньги. Это значит только, что будущие обязательства будут ликвидированы.

Условием введения кредитной аболиции является ликвидация банковского домкрата т.е. запрет введения на рынок денег «из воздуха», денег, созданных банками. Деньги, уплачиваемые ПНБ как погашение кредитов будут составлять в банках актив, который является отражением банковских депозитов, который сейчас не имеет покрытия в реальных деньгах.

Как я уже упомянул, задолженность граждан и предпринимателей в Польше превышает сейчас 900 млрд. злотых. Что это значит? И что случилось бы в реальной экономике, если бы эта задолженность была погашена?

Так вот, на рынке были блага стоимостью 900 млрд. злотых, на которые не было покрытия в реальных деньгах. Это просто многолетний покупательный пробел (спроса). Проще говоря, доход населения и предприятий был на 900 млрд. ниже, чем ВВП за тот же период. Если бы не кредиты, эти товары никогда не были бы куплены. Я специально оставил в стороне купеческие кредиты, которые приводят к платежным заторам и банкротствам, потому что объем этой задолженности неизвестен.

Даже полное погашение всех долгов, что, конечно, необязательно, не угрожает инфляцией, потому что на рынке появится только лишь небольшая сумма дополнительных средств, которые являются результатом остановки в карманах граждан очередных взносов кредита.

После введения этих изменений задолженные деньги перестанут быть нужны экономике и произойдет:

САМООГРАНИЧЕНИЕ ДЕНЕЖНЫХ РЫНКОВ,

т.е первый шаг к самоликвидации финансовых ранков.

Настоящее выступление имеет форму сборника предложений, поставленных общественным наукам и, по моему намерению, является только предложением и попыткой вызвать широкую дискуссию.

Мы находимся в начале пути, нет образцов и опыта, все начинаем с нуля. Мы должны быть отважны, как блуждающие люди, которые умеют удалиться и вернуться, когда избранный путь ведет в никуда.

Прошу прощения, что не цитирую авторитетов. Мы все пионеры. Авторитеты возникнут среди «навигаторов завтрашнего дня». «Навигторов завтрашнего дня» — нового направления наук.

В этом коротком выступлении я тольо затронула признаки денежного кризиса, банковского кризиса. Я оставила в стороне вопросы, связанные с кризисами: валютным, биржевым, инфляционным и неплатежеспособности государств. Кризис денежного рынка это в общем понимании самая ощутимая форма экономического рабства.

Каждый из нас, а особенно ученые стоят перед моральной дилеммой. Они должны сделать выбор – быть ответственным отцом семьи и соглашаться на коллаборационизм или стать на сторону правды, подвергнуть себя риску профессионального остракизма и неблагосостояния.

Существует еще третий путь, близкий старшим поколениям. Путь Конрада Валленрода.

Еще два слова к журналистам.

СМИ распоряжают страшным оружием и владеют им в совершенстве. Этим оружием является осмеивание.

Журналисты, выслушивайте своего собеседника внимательно. Не пожимайте плечами. Вспомните, сколько раз вы меняли мнение под влиянием фктов или аргементов.